Tags: боль-ненависть-смерть

слова-дым

хэдшот

печально. грустно. любовь представляется в виде картины - тёмная комната, в ней два человека и горящая лампа. один из этих людей спит. лицо его освещено,всё остальное в тени. когда я люблю я тот человек,который бодрствует. я сижу и смотрю на лицо спящего. не надоедает. нисколько. смотреть на это можно бесконечно. так вот грустно - это когда ты сидишь,смотришь на его лицо, а в это время ему снишься не ты. чертовски печально.

белые одежды

нас никогда не зашивали в белые простыни. не везли на детских санках хоронить в траншеях. больно мне больно. читать стихи о блокаде. но я никогда не окажусь ТАМ. даже на миг. мне больно читать письма со сталинградского фронта, но я никогда не упаду мёртвой, совсем мёртвой в сухую степную пыль сорок второго. больно видеть на выцветших пленках, как немецкие бомбы летят на мой город. но моему сердцу не остановить этих бомб. и одно только мне остаётся: чтобы в груди болело за них. тех, кто ждёт нас за дальним рубежом. до сих пор стот на той,самой далёкой границе и бережет наш покой.

Трое
Я к ним подойду. Одеялом укрою,
О чём-то скажу, но они не услышат.
Спрошу - не ответят... А в комнате - трое.
Нас в комнате трое, но двое не дышат.
Я знаю: не встанут. Я всё понимаю...
Зачем же я хлеб на три части ломаю?
Ю.Воронов


Памяти защитников
...Как одинок убитый человек
на поле боя, стихшем и морозном.
Кто б ни пришел к нему,
кто ни придет,
ему теперь все будет поздно, поздно.

Еще мгновенье, может быть, назад
он ждал родных, в такое чудо веря...
Теперь лежит — всеобщий сын и брат,
пока что не опознанный солдат,
пока одной лишь Родины потеря.

Еще не плачут близкие в дому,
еще, приказу вечером внимая,
никто не слышит и не понимает,
что ведь уже о нем,
уже к нему
обращены от имени Державы
прощальные слова любви и вечной славы.

Судьба щадит перед ударом нас,
мудрей, наверно, не смогли бы люди...
А он —
он о т д а н Родине сейчас,
она одна сегодня с ним пробудет.

Единственная мать, сестра, вдова,
единственные заявив права,—
всю ночь пробудет у сыновних ног
земля распластанная,
тьма ночная,
одна за всех горюя, плача, зная,
что сын —
непоправимо одинок.
О.Бергольц 1944

где те двери, что открыты для меня?кто ждет меня за ними?кто же?

эти туманы загоняют меня в очень странное состояние. и голова оч. болит. иногда думаю, что ткни пальцем, и прорвешь нарисованный мир.

............

дождь из ржавых гвоздей.  шероховатые неровности допущенных мной оплошностей создают ровный узор. монолитная поверхность из ничего не значащих слов. я опять ошибаюсь. снова промахнусь.
есть такое крошечное, такое верное. единственно верное. единственное существующее в этом мире. маленькое зерно безумного бога в вязкой жиже теплых домашних привычек.

"Ты слишком далеко от меня...слишком далеко от меня...."

даже стены сочатся вонючей гнилью. слова ядовиты. я слабая. я умираю себя. я умираю себя с каждым вздохом. корочку от ранки....крошечная капелька крови...и все сливается в бесконечную боль-ненависть-смерть..

"и вот я падаю вниз уже в двух шагах от земли..Господи,смотри.."

опять не долечу... мимо...в молоко... новый круг..

"Ты все мне простил, и я знаю, Ты истин. но твой негасимый свет гаснет, коснувшись руки. Господи, если я вернусь, то я вернусь чистым"

Все псы попадают в рай. Может быть.

сегодня, когда я носила своего кота в ветеринарку я видела как девушка выносила из кабинета чёрный пластиковый пакет. уносила то,что было её собакой. минут пять назад...