Tags: пряха

in red

***

 Девушка шла по улице. Этой девушкой была я. Шел проливной дождь, и мое пальто промокло, окончательно и бесповоротно. Мне было холодно. Очень холодно. И может быть, как раз это обстоятельство заставляло меня верить в реальность моего существования. Вот капли на моем лице – злые льдинки; вот ветер настырно задувает в мокрые рукава, пробирается между пуговиц, гладит своей шершавой лапой мой голый живот, заставляя приподниматься маленькие волоски. Стараюсь идти быстрей. Мне жмут ботинки на каблуках. Особенно правый. Я не люблю туфли на каблуках. Люди вокруг прячут лица в глубокие капюшоны. Мне надоело спешить. Я иду, подставив лицо дождю. Становится почти невозможным ответить на входящую смс, пальцы просто не слушаются.  Я иду и в голос пою песни. Разные. Какие в голову придут. Некоторые прохожие, не совсем занятые бегством от дождя, оглядываются мне в след.

 

Страх – это естественное состояние для людей. Люди боятся холода, голода, смерти. Я иду под дождём и понимаю, что совсем растеряла святое для людей чувство страха. Я знаю, что где-то на вершине стоят ворота.  А за этими воротами другие звёзды. Но чтобы войти – мне надо умереть. Не обязательно физически. Просто оставить перед этими воротами всё, что у меня было до этого. Сложить прямо на холодную влажную и немного пряную землю мою любовь, мою ненависть, страхи, надежды, мою жизнь. Стать почти невесомой, прозрачной Пустой. И войти. И оказаться дома. Но сохранить навсегда эту Пустоту.

Я иду по улице, забывая о прохожих и дожде, потому что они – плод моей иллюзии. Они – мара. Они не существуют нигде, кроме как у меня в голове. И когда я закрываю глаза – на долю секунды они умирают. Мир переживает апокалипсис и полную остановку всякий раз, как мне необходимо смочить мои глазные яблоки. Да, собственно, эта потребность тоже мнимая.

Мнимы все мои страхи и неверие моё тоже мнимое. А значит, я могу остановить это. Могу переписать мою личную историю. Могу сочинить себе какую угодно сказку. Даже больше, я могу сочинить себе какую угодно реальность.

Я иду и кожей ощущаю нереальность происходящего. Звуки, запахи, смазанные пятна фонарей потеряли чёткость, законченность. Потеряли свою сущность. Только бледные тени былых вещей и ощущений испуганно мечутся в моей голове. По тёмным коридорам, по тёплым сумрачным тоннелям. Мечутся, напуганные тонким шепотом моего безумия. Оно почти пришло, почти настигло меня. Я ещё отгорожена от него тонкой стеной. Но уже не уверена в необходимости этой стены. Почти…

 Быть может, верно, только одно – отпустить свой разум. Вообще. Стать безумным, и хоть как-то сохранить своё Я.

Эта стена настолько тонкая, что это сладкое грядущее безумие своей мягкой лапой каждую минуту крадёт часть моего "я". Стирает, как ластик каракули первоклассника. 

* * *

Dreams and verses are connected by a web.
Verses, sense giving to dreams.
The magician - seeing dreams,
Going on anchor rusty circuits